Ассоциация

О теориях заговора


С.М.Гуриев
Ректор Российской Экономической Школы

Недавно Александр Яковлевич Рубинштейн опубликовал на Форуме НЭА письмо «О неправде и два совета читателям». В этом письме он указал на возможность существования скоординированной кампании в духе «советской журналистики». В число элементов этой кампании он включил «статью с атакой на РАН в «Эксперте» (14 декабря)», а также публикации в Троицком Варианте и Форбсе о книге А.Д. Некипелова. Так как в журнале «Эксперт» от 14 декабря была опубликована только одна статья о Российской академии наук, соавтором которой я являюсь, я принимаю эти обвинения на свой счет. Я считаю необходимым разубедить Александра Яковлевича и всех членов НЭА и в существовании заговора, и в том, что эта статья является «статьей с атакой на РАН».

 

Конечно, с теориями заговора всегда трудно спорить. По определению, заговоры создаются в тайне, поэтому их детали неизвестны. Поэтому я могу сообщить лишь известные мне факты и предложу читателям судить самим.

 

Как автор статьи в «Эксперте», я утверждаю, что статья не является «заказной», не связана с обсуждением заимствований в книге Александра Дмитриевича Некипелова, и не ставит своей целью «атаку на РАН». Цель этой статьи - попытаться, основываясь на фактах, создать единое поле для дискуссии между сторонниками различных направлений развития РАН. Мой опыт - как члена Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию и участника встречи Президентского кадрового резерва с высшим руководством РАН - показывает, что в настоящий момент стороны дискуссии говорят на разных языках, зачастую руководствуясь стереотипами, не соответствующими фактам. Отметим, что по целому ряду вопросов мы - авторы статьи - поддерживаем руководство РАН (в том числе и Ю.С. Осипова и А.Д. Некипелова). Например, в статье недвусмысленно сказано о том, что РАН по-прежнему недофинансирована - причем в разы, если не на порядок - и о том, что необходимы специальные усилия по повышению пенсий бывшим сотрудникам РАН. Конечно, во многом мы расходимся с руководством РАН. Мы считаем, что для информирования и российского общества, и руководства РАН о состоянии российской науки необходима независимая оценка научных институтов и широкое использование индексов цитирования и импакт-факторов, учет публикаций в международных рецензируемых журналах. Мы полагаем, что - в лучших традициях российской науки - необходимы усилия по возвращению и привлечению ученых из-за рубежа. Я не считаю, что эти аргументы эквивалентны «атаке на РАН». Более того, насколько мне известно из разговоров с высшими руководителями Академии, конструктивная критика такого рода принимается ими, как правило, с пониманием и с благодарностью. Более того, и в РАН есть программы, использующие импакт-фактор для отбора экспертов и независимую оценку проектов (например, Программа РАН «Молекулярная и клеточная биология»), а лично А.Д. Некипелов руководит Московской школой экономики, которая старается привлекать к преподаванию ученых из-за рубежа, как российских, так и иностранных. Нигде в статье мы не пишем о необходимости «закрыть РАН», а в самом начале статьи мы говорим о том, что РАН - это ядро российской фундаментальной науки.

 

Что касается обвинений в неправде и «советских методах» моего коллеги профессора РЭШ Константина Сонина и журналистов ТрВ и Форбс, не мое дело их защищать. Но мне кажется полезным напомнить несколько фактов.

 

Во-первых, из обращения А.Я. Рубинштейна может показаться, что А.Я. Рубинштейн не считает Константина Сонина ученым. Как человек, не понаслышке знакомый с научными работами Константина, я утверждаю, что он является выдающимся ученым. Я голосовал за назначение Константина на должность tenured professor РЭШ (вместе с академиками В.Л. Макаровым и В.М. Полтеровичем и другими членами Международного комитета советников РЭШ - профессорами MIT, Гарварда, Принстона, Йеля, Чикаго, Беркли и др. ведущих университетов). Это голосование было основано и на нашей собственной оценке научных работ К.И. Сонина, и на их детальном анализе шестью внешними рецензентами - ведущими специалистами в области экономической теории и политической экономики. Решение было принято единогласно. Многим членам НЭА Константин известен по своим многочисленным публикациям в журнале «Вопросы экономики» и колонкам в газете «Ведомости». Но статьи Константина были также опубликованы или приняты к публикации и в таких авторитетных журналах, как Quarterly Journal of Economics, Review of Economic Studies, Journal of European Economic Association, American Political Science Review, American Journal of Political Science. К сожалению, всего несколько российских экономистов могут похвастаться публикациями в международных журналах такого уровня.

 

Во-вторых, ни Константин, ни журналисты ТрВ и Форбс не могут «вспомнить» советские методы, так как относятся к поколению людей, начавших свою карьеру уже в постсоветской России.

 

В-третьих, если бы статьи в ТрВ и Форбс были заказными, то вряд ли бы журналисты обратились за комментариями к А.Д. Некипелову и к другим специалистам (в том числе и к моим коллегам по РЭШ В.Л. Макарову и В.М. Полтеровичу), имеющим различные точки зрения. Эти комментарии были опубликованы. Насколько я понимаю, советской журналистике такие методы не были свойственны.

 

В- четвертых, любой читатель статьи в Форбсе обратил внимание и на обсуждение в этой статье плагиата в диссертации Владимира Путина. Я не понимаю, как это согласуется с предположениями о «заказном» характере статьи.

 

В-пятых, в обращении А.Я. Рубинштейна я так и не увидел фактов, доказывающих то, что журналисты или Константин Сонин сказали неправду. Константин написал, что, по его мнению, с точки зрения современной институциональной экономической науки в книге «Становление и функционирование экономических институтов» нет научного вклада. Мне кажется, что у каждого исследователя есть право на свою точку зрения. Я уважаю и точку зрения К.И. Сонина, и право Р.С. Гринберга считать книгу А.Д. Некипелова выдающейся научной работой - напомню, что и комментарии Р.С. Гринберга опубликованы в ТрВ. Константин Сонин также указал и на факт многостраничных заимствований (с ссылками) всех формальных моделей в книге А.Д. Некипелова из учебников Сильберберга и Крепса, опубликованных в 1990 г. А.Д. Некипелов в своем открытом письме отметил, что ценность его работы - не в создании, а в критике формальных моделей.  Мне кажется, что работа по сопоставлению формул в книге Некипелова и в учебниках Сильберберга и Крепса, которую провел К.И. Сонин, в любом случае полезна. Она помогает сориентировать читателя, который может быть введен в заблуждение аннотацией к книге А.Д. Некипелова, где говорится, что «Авторскую концепцию отличает ... богатый математический инструментарий». В недавнее время я лично много раз в кулуарных дискуссиях с российскими учеными слышал как о том, что в данной книге создан новый математический аппарат, так и о том, что она основана на плагиате. Теперь, к счастью, никаких заблуждений не осталось - новый формальный инструментарий отсутствует, но и плагиата нет.

 

Единственное конкретное обвинение в «неправде» - это слова А.Я. Рубинштейна о том, что журналист ТрВ Наталия Демина в своем блоге не сочла его рецензию на книгу А.Д. Некипелова «критической». Это, с моей точки зрения, тоже вопрос личных предпочтений. Я бы тоже не назвал данную рецензию «критической рецензией на книгу». Во-первых, рецензия А.Я. Рубинштейна относится не ко всей книге, а только к седьмой главе, в то время как - по словам А.Д. Некипелова - главные идеи книги изложены в Введении и Заключении. Во-вторых, я лично согласен с Наталией в том, что рецензия А.Я. Рубинштейна не является «критической», так как она не обсуждает очевидных недостатков книги. Действительно, автор книги критикует «микроэкономику» за отсутствие анализа проблемы формирования институтов, но не учитывает того, что (а) уже в 1990 г. микроэкономическая теория не ограничивалась учебниками Сильберберга и Крепса; (б) помимо «микроэкономики», в последние десятилетия в мировой экономической науке возникло целое направление институциональной экономики; ведущие авторы в этой области написали свои работы несколько десятилетий назад и получили Нобелевские премии еще до выхода книги; к сожалению, это направление полностью проигнорировано - автор дискутирует лишь с Марксом, Маршаллом и Пигу; даже имена Коуза и Норта в Введении и Заключении лишь упоминаются по одному разу, но и их работы не обсуждаются; (в) в учебнике Крепса тоже есть несколько глав с изложением моделей асимметричной информации, теории контрактов, экономики трансакционных издержек, теории фирмы и т.д. - тех самых моделей, которые легли в основу формального инструментария институциональной экономики; эти главы - имеющие самое прямое отношение к предмету книги А.Д. Некипелова - в книге не обсуждаются.

 

В любом случае, я считаю, что каждый ученый не только имеет право, но и обязан отвечать на вопросы журналистов, информируя общество о своей точке зрения по научным вопросам, которые входят в рамки их компетенции. Поэтому я считаю поведение всех трех наших коллег, ответивших на вопросы журналистов - Р.С. Гринберга, В.Л. Макарова, К.И. Сонина - абсолютно этичным. И еще раз повторяю, что - с моей точки зрения - факты не согласуются с гипотезой о наличии «теории заговора».




Вернуться
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 20.07.2019

Контакты